Написать нам

В Швеции идёт война.

Оставить комментарий




В марте Национальный центр судебной экспертизы Швеции подсчитал, что с 2012 года число инцидентов со стрельбой, классифицируемых как убийство или покушение на убийство, увеличилось в стране почти на 100 процентов. (Источник изображения: iStock)

В 2018 году в Швеции было зарегистрировано рекордное количество - 306 смертельных инцидентов со стрельбой. Сорок пять человек были убиты и 135 ранены по всей стране, большинство убийств произошло в Южном регионе, где расположен город Мальмё. В марте Шведский Национальный центр судебной экспертизы подсчитал, что с 2012 года число инцидентов со стрельбой, классифицированных как убийство или покушение на убийство, увеличилось в стране почти на 100 процентов. Центр также установил, что самым популярным оружием, используемым при стрельбе, стал автомат Калашникова. «Это один из самых эффективных видов оружия в мире, используемых во многих войнах», - заметил руководитель Центра Микаэль Хегфорс. «Когда они перестают быть нужными... их ввозят контрабандой в Швецию».





Mikael H?gfors visar hur en ”Kalashnikov” ser ut. Foto: SVT

По данным полиции, в первые шесть месяцев 2018 года почти все инциденты со стрельбой происходили в так называемых «уязвимых кварталах», известных также как «запретные зоны» (районы в европейских городах, контролируемые преступными группировками, как правило, исламского толка, куда полиция не заходит – прим. переводчика). В 2017 году в отчёте шведской полиции «Utsatta omr?den 2017» («Уязвимые кварталы 2017») было указано, что в Швеции существует 61 такая зона. В них находится 200 криминальных структур, состоящих из примерно 5000 преступников. Большинство жителей являются «не западными» иммигрантами и их потомками.

В отчёте 2017 года полиция сообщила, что глобальные этнические конфликты повторяются в «уязвимых кварталах»:

«... [шведская] судебная система и остальная часть [шведского] общества не понимают эти конфликты или не представляют себе, как их можно решить. Поэтому полиции необходимо обладать большей информацией об этом мире и понимать происходящие там события с тем, чтобы правильно интерпретировать ситуацию в этих кварталах. Присутствие репатриантов, сторонников террористических групп, таких как «Исламское государство», «Аль-Каида» и «Аш-Шабааб», а также представителей мечетей, ориентированных на салафитов, способствуют напряжённости между всеми этими группами и другими жителями в «уязвимых кварталах». С лета 2014 года, когда в Сирии и Ираке был провозглашён Халифат (Исламское государство – прим. переводчика), межрелигиозные противоречия усилились, особенно между суннитами, шиитами, левантийскими христианами и националистами курдского происхождения».

Наконец, 3 июня полиция опубликовала новый список, в котором указывается, что в настоящее время существует 60 таких районов вместо прежних 61. Это, увы, не означает, что ситуация намного улучшилась. Напротив.

В 2019 году стрельба по-прежнему свирепствует в Швеции. В Мальмё - городе с населением более 300 000 человек, треть которого, согласно статистике города, «родилась за границей», 25 июня 25-летний мужчина был застрелен возле офиса социального обслуживания. В тот же день на центральном вокзале Мальме полицейские были вынуждены стрелять в человека, который сообщил, что у него в сумке бомба и, как утверждается, вёл себя угрожающе. В тот же вечер ещё двое мужчин были обстреляны в районе Лоренсборг в Мальмё. Позже той же ночью два взрыва сотрясли город.

Из-за растущего числа инцидентов со стрельбой городским служащим теперь, по-видимому, настолько неуютно стало работать в городе, что муниципалитет Мальмё даже выпустил специальное руководство о том, как вести себя муниципальным работникам - особенно тем, кто работает в таких сферах, как: домашний уход, реабилитация и краткосрочное жильё, чтобы оставаться в безопасности.

Под заголовком «Личная безопасность - советы и рекомендации о том, как избежать попадания в нежелательные ситуации», муниципалитет советует своим сотрудникам: «Планируйте свой маршрут - знайте свой район ... постарайтесь свести к минимуму время, между тем, как вы припарковали свой велосипед / автомобиль и вашим достижением [места назначения]».

Кроме того, «Прежде чем покинуть здание, сначала осмотритесь вокруг и проведите оценку окрестностей, чтобы не попасть в нежелательную ситуацию ... Держитесь подальше от людей, которые считаются потенциально угрожающими или опасными, отдалитесь ещё больше, если поблизости нет других людей».

Один из городских служащих, получивший эти указания, обвинил муниципалитет в лицемерии: «В средствах массовой информации муниципалитет рассказывает о том, насколько все хорошо, хотя это совсем не так. А затем, они отправляют по почте вот эти подсказки своим сотрудникам».

Трудно не заметить, что руководство по безопасности, опубликованное муниципальным правительством куда больше подходит для зоны гражданской войны, какой в своё время был Бейрут, чем для некогда мирного города Мальме.

Бейрут вспоминается и в другом шведском городе - Линчёпинге, где в начале июня в жилом доме произошёл взрыв, превративший здание в руины, как если бы оно подверглось бомбардировке. Чудом, никто в результате взрыва не погиб, но 20 человек получили ранения. Полиция подозревает, что инцидент был связан с деятельностью одной из банд. Несколько недель спустя два человека были обстреляны в городском районе Скёггеторп, разумеется, находящемся в полицейском списке «уязвимых кварталов» («запретных зон»).

Затем, 30 июня, в трёх других инцидентах, также связанных с деятельностью криминальных группировок, в трех различных пригородах Стокгольма произошло три случая стрельбы. Два человека, один из которых был застрелен в голову, были убиты. Один из убитых, рэпер по имени Рож Шамаль, ранее был осуждён, среди прочего, за нападения, грабежи и преступления, связанные с наркотиками. В этом году, только в одном Стокгольме, уже было застрелено одиннадцать человек - столько же, сколько за весь 2018 год. Всего же в этом году в Швеции было застрелено более двадцати человек.

Подобное «развитие событий недопустимо», - признал глава национального оперативного управления полиции (NOA) Матс Лёфвинг. «Во многих случаях используется военное автоматическое оружие. Мы наблюдаем сокращение числа раненых в результате применения оружия, но количество убийств не уменьшается».

Наконец, 1 июля начальник национальной полиции Андерс Торнберг заявил, что ситуация «чрезвычайно серьёзная». При этом он заверил общественность, что полиция не потеряла контроль над бандами, и что главная задача заключается в том, чтобы остановить рост числа молодых преступников. «На каждого застреленного молодого человека приходится 10-15 других, готовых занять его место», - сказал он. Однако спустя всего несколько дней он добавил, что шведам в обозримом будущем придётся свыкнуться со стрельбой:

«Мы считаем, что перестрелки и жестокое насилие могут продолжаться в течение пяти - десяти лет в особо уязвимых кварталах», - поведал Торнберг. «Речь также идёт о наркотиках. Наркотики укоренены в обществе, и их покупают простые люди. Существует рынок, за который банды будут продолжать бороться».

В свою очередь Ульф Кристерссон - лидер оппозиционной партии Модератерна назвал ситуацию «экстремальной для страны, которая не находится в состоянии войны».

Впрочем, взорванные здания и перестрелки - это далеко не все, что обрушилось теперь на Швецию. Вдобавок стали регулярными поджоги автомобилей. Небольшой и живописный университетский городок Лунд, неподалёку от Мальмё, страдает в последнее время от сильных автомобильных поджогов. Полиция пока не сумела выявить подозреваемых. «Сейчас мы видим увеличение количества поджогов автомобилей, и это явно нас беспокоит», - признал Патрик Исакссон, руководитель местного отделения полиции в Лунде. Он отметил, что автомобильные поджоги обычно усиливаются в течение летних месяцев, но наблюдается также и увеличение инцидентов на протяжении последних лет. «Мы пока не знаем, кто является преступниками, поэтому я могу лишь строить догадки. Подобный тип поджогов характерен для молодых людей. Это происходит в летнее время, потому что молодые люди ничем не заняты и проводят много времени на улице».

«Я определённо считаю, что речь идёт о молодых людях, не сумевших найти своего места в обществе, и знающих, что общество их не принимает,» - прокомментировала ситуацию социолог права при университете Мальмё Ингела Кольфьорд, - «Дело в том, что климат ужесточился, и их постоянно видят как "других". Автомобильные поджоги - это не просто способ выказать своё недовольство, но и способ показать то, что они разочарованы, отчаянны и злы».

В свою очередь, шведский автор Бьорн Ранелид не согласен с подобным определением. «Швеция находится в состоянии войны, и ответственность за это несут политики», - написал он в вечерней газете Expressen.

«Пять ночей подряд в университетском городке Лунде полыхают автомобили. За последние пятнадцать лет эти акты безумия происходили сотни раз в разных местах по всей Швеции. А ведь, с 1955 по 1985 год не было ни одной сожжённой машины, ни в Мальмё, ни в Гётеборге, ни в Стокгольме, ни в том же Лунде ... Когда женщина-социолог из Университета Мальмё объясняет преступления разочарованием молодых людей ... она говорит глупости ... Она повторяет то, что с таким же успехом мог бы произнести даже попугай. Ни один из этих преступников не голодает и не лишён доступа к чистой воде. У них есть крыша над головой, и им предлагают бесплатное обучение в течение девяти или двенадцати лет. Они не живут в полуразрушенных домах. Все они... обладают куда более высоким материальным достатком, чем многие тысячи детей и молодых людей, выросших в пригороде Мальмё Эллсторпе, где я жил с моими родителями и двумя братьями и сёстрами, на 47 квадратных метрах в двух небольших комнатах и ??с кухней с 1949 по 1966 год».

«Это называется воспитанием», - заключает Ранелид, - «и сегодня этого не хватает тысячам девочек и мальчиков в шведских домах. Речь идёт не о деньгах и не о том, где вы родились в мире. Это не имеет ничего общего с политикой или идеологией. Речь идёт об этике, морали и сосуществование людей».

Частые и широко распространённые автомобильные поджоги стали лишь одним из новых аспектов жизни в бывшем идиллическом городке Лунд. В январе так называемый «несовершеннолетний без сопровождения» из Афганистана Садик Надир попытался убить нескольких человек в городе, врезавшись в них на украденной машине. Он утверждал, будто бы принял христианство, однако материал, найденный в его квартире, показал, что он хотел начать джихад и стать мучеником. Более того, он сообщил полиции, что намеревался убить. Первоначально инцидент был классифицирован как покушение на террористическое преступление, но затем это определение было заменено обвинением в десяти покушениях на убийство. И хотя Садик признал, что его намерением было убить, районный суд Швеции не нашёл причин осудить Садика за терроризм или покушение на убийство. Суд посчитал, что он не ехал «достаточно быстро», чтобы вызвать конкретный риск смерти. В том же духе, хотя и было признанно, что Садик написал тексты о джихаде и мученичестве, утверждая, мол, действует от имени Аллаха, суд не счёл его действия продиктованными какими-либо религиозными или террористическими мотивами. Он был осуждён лишь за то, что просто создал опасность для окружающих и угрожал им.

Как оценивает эту насильственную и нестабильную ситуацию правительство Швеции? Премьер-министр Швеции Стефан Лёфвен осудил недавние инциденты со стрельбой:

«Мы значительно ужесточили некоторые меры наказания, включая наказание за незаконное хранение оружия и взрывчатые вещества, в том числе, ручные гранаты. Мы также предоставили полиции более широкие полномочия для ... наблюдения и сбора информации с помощью камер».

Наконец, 2 июля правительство даже представило предложения по борьбе с «насилием с применением огнестрельного оружия», включающие более суровые меры наказания за ненадлежащее хранение взрывчатых веществ, а также новые полномочия для сотрудников таможенных органов по блокированию упаковок, подозреваемых в содержании оружия или взрывчатых веществ.

По мнению оппозиции, однако, предложения поступили слишком поздно. «Это можно было бы сделать и год назад. В Швеции никогда не было так много перестрелок. Я думаю, для большинства людей, очевидно, что того, что сделало правительство, недостаточно», - заметил Йохан Форсселл из оппозиционной партии Модератерна.

Тем временем, 6 июня, в Национальный день Швеции, премьер-министр Стефан Лёфвен, признав, что в Швеции «все ещё есть серьёзные социальные проблемы», заметил, мол, «мало, что раньше было лучше» в Швеции:

«Но даже несмотря на то, что мы можем думать о старых временах как об идиллии с красными домиками и зеленными лугами, мало что раньше было лучше. Сегодня, во время празднования Национального дня, я думаю, что нам следует отметить именно то, чего мы достигли как страна». Мы построили сильное государство, где мы заботимся друг о друге. Где общество берет на себя ответственность, и ни один человек не чувствует себя одиноким».

К сожалению, похоже, многие шведы, всё же чувствуют себя ужасно одинокими в стране, которая все больше напоминает зону военных действий.

Джудит Бергман, обозреватель, юрист и политолог.

https://ru.gatestoneinstitute.org/14726/shvetsii-idet-vojna

2018 © ImperialNEWS.TK. All rights reserved.
  • Реклама