Написать нам

Ну разве не любезный сердцу консерватизм? А сочетание -- Соса Абаскаль? -- Конфетка!!!

Оставить комментарий

«Псы Ватикана»: Красное, чёрное и радужное в истории ордена иезуитов. 485-летие основания Игнатием Лойолой иезуитского ордена – повод напомнить о роли Римско-католической церкви в истории России последних столетий

Автор:  Тюренков Михаил

«Красное и чёрное» Стендаля и «Агасфер» Эжена Сю, «Псы Господни» Валентина Пикуля и «Пражское кладбище» Умберто Эко – лишь малая толика литературных произведений, посвящённых ордену иезуитов. «Духовному» ордену, созданному одним из самых известных католических деятелей позднего Средневековья Игнатием (Игнасио) де Лойолой в Париже, на Монмартре, ровно 485 лет назад, 15 августа 1534 года.

Читайте также:


Интерес светских литераторов к этой закрытой, а потому обросшей тайнами организации сравним, пожалуй, только с историей тамплиеров, ещё более загадочной и мифологизированной. Но почему этот католический орден, членом которого является сегодняшний Римский папа Франциск, либеральный гуманист, защитник нелегальных иммигрантов и всевозможных меньшинств, поистине демонизирован? Какова роль ордена в истории нашей страны, где с 1820 по 1917 год деятельность иезуитов была строжайше запрещена? И, наконец, является ли «иезуитская политика», прочно вошедшая в число русских фразеологизмов, сегодняшним ватиканским мейнстримом? Попробуем разобраться.

«Красное»

Кроваво-красное XVI столетие стало для Римско-католической церкви одним из самых тяжёлых за всю её историю после Великой схизмы века XI. Давно назревавшая Реформация охватила значительную часть Центральной и Западной Европы. С началом активной деятельности Мартина Лютера, преданного анафеме папой Львом X в 1520 году, протестантизм в его различных изводах распространялся во многих странах, оказавшись ближе и понятнее латинства (римо-католицизма) для миллионов простых обывателей и политически выгоднее для правителей целого ряда европейских стран.

Восстановить позиции и престиж Римско-католической церкви было непросто, и основная тяжесть этой задачи ложилась на монашеские ордена, которые в обилии стали возникать в 1520-е годы: театинцы и капуцины, варнавиты и бонифраты, урсулинки и, наконец, иезуиты (строго говоря, не монашеский, а духовный орден). Все они ставили задачей возвращения к чистым идеалам христианской аскезы и активной просветительско-миссионерской деятельности.

С этими же искренними идеалами выступил и создатель иезуитского ордена Игнатий Лойола, на тот момент (уже упомянутый 1534 год) ещё относительно молодой доктор теологии баскского происхождения, получивший великолепное образование в Париже. Он искренне горел верой, желал миссионерствовать на Святой Земле, обращать в христианство мусульман, ну и, конечно, одолеть стремительно расширявшую свои владения Османскую империю.


По сути, Лойола решил создать не просто монашеский орден, каковых к тому времени уже было немало, но настоящую папскую армию, а точнее, этакий «церковно-политический спецназ». Один из лучших специалистов по иезуитскому ордену профессор Боннского, Марбургского и Лейпцигского университетов Генрих Бёмер (1869 – 1927) в своей неоднократно издававшейся на русском языке книге «Иезуиты» писал:

Решившись, согласно данному обету, предложить папе услуги своей конгрегации, он преобразовал её 1) в постоянную организацию и 2) в общество священников для выполнения внутренней миссии или своего рода католическую армию спасения под верховным командованием папы, ибо он видел её применение и на военной службе, и потому, отправляясь в начале 1537 года в Рим, он дал своему обществу название, под которым оно ведет борьбу и в наше время, – «Дружина Иисуса».


Справедливости ради нужно сказать, что поначалу у иезуитов не заладились дела с инквизицией (с которой их часто ошибочно отождествляют). Вплоть до того, что Лойолу обвинили в ереси. И только в 1540 году папа Павел III официально утвердил создание нового ордена, обратившись к иезуитам как к «правительству воинствующей церкви». С этого момента именно этот орден стал своего рода «передовым отрядом» Контрреформации.

Иезуиты активно проповедовали, занимались благотворительностью, боролись с социальными пороками (в том числе создавая дома-убежища для проституток, решивших оставить своё «ремесло»). И надо признать, именно эта деятельность привела к тому, что протестантская Реформация был приостановлена. Но главным принципом, возведённым Лойолой в абсолют, стало беспрекословное подчинение ему самому и через него – римскому папе. Постепенно этот принцип вытеснил и христианскую аскезу, и просветительские труды, приведя иезуитов к их пресловутой сомнительной «славе».

Уже в конце XVI века отчётливо прорисовалось то, что позднее назвали «иезуитской моралью». Так, испанский иезуит Хуан де Мариана в 1599 году написал книгу «De Rege», где изложил концепцию «тираноубийства», согласно которой правитель-тиран может быть низложен и даже убит, если будет виновен в оскорблении Римско-католической церкви.


Очевидно, в первую очередь, речь шла о протестантских правителях, но была вполне применима и к Государству Российскому, в которое иезуиты в это время устремились. Это стало закономерной радикализацией римо-католической ультрамонтанской идеологии, подразумевавшей подчинение всех светских монархов римским папам.



К слову, эта иезуитская идеология мало отличалась от недавней практики трагически известной «Варфоломеевской ночи» (к организации которой иезуиты причастны не были), когда только в Париже в ночь на 24 августа 1572 года католики убили около 2 тысяч протестантов-гугенотов, а всего в погромах тех дней погибло порядка 30 тысяч человек. Стоит заметить, что в России в эту же самую эпоху за десятилетия правления царя Ивана Грозного от его репрессий погибло значительно меньше людей.

«Чёрное»

К концу XVI века число иезуитов превысило 10 тысяч человек, они проникли не только во все страны Западной и Центральной Европы, но и в Латинскую Америку. Уже к 1582 году относится первая попытка иезуитов привести в греко-католическую унию молодое Российское Царство. В тот год в Москву прибыло посольство секретаря генерала ордена иезуитов Антонио Поссевино, который провёл в русской столице диспут о вере. По некоторым данным, в порыве ярости Иван Грозный, сначала принявший иезуита как почётного гостя, чуть не убил Поссевино. Как много позднее писал русский религиозный философ и публицист Василий Розанов:

Известны споры Грозного с Поссевином, где он огорошил «западника» вопросом, для чего они бреют подбородок; и ещё другой случай, где невежливо отвечавшему кардиналу Великий Князь Московский велел прибить шляпу гвоздём к голове.



Разумеется, иезуиты не простили подобное «московитам», а потому сразу же активизировались на восточном направлении, в первую очередь, в находящейся в состоянии перманентной войны с Государством Российским Речи Посполитой.

Вот как описывает эту политику иезуитского ордена русский философ-славянофил Юрий Самарин в своей работе «Иезуиты и их отношение к России»:

Увидав совершенную невозможность убедить, заговорить или обольстить Москву, Поссевин присоветовал папе круто повернуть атаку от центра к окружности и направить главные батареи не на Москву, а на Вильну и Киев, употребив в дело... материальную силу и государственное владычество Польши. Один этот совет и план кампании, составленный Поссевиным, для отклонения юго-западной России от естественного ее тяготения к Москве и Византии, для систематического подкупа высшего православного духовенства и для введения латинства, не касаясь на первых порах обрядовой стороны Православия.

ПоссевинАнтонио Поссевино. Фрагмент картины Яна Матейко «Стефан Баторий под Псковом» (1872). Фото: www.globallookpress.com

Именно эта политика привела к трагически известной Брестской унии 1596 года, ставшей началом антирусского и антиправославного проекта, который и сегодня активно реализуется в землях Юго-Западной Руси, ныне именуемой «Украиной» (а в меньшей степени и в Белоруссии). Следующим этапом стало участие иезуитов в польско-литовской интервенции времён Смутного времени. Отлично осознавая самозванство первого и второго Лжедмитриев, иезуиты активно их поддерживали, по сути, являясь идеологами вторжения. И были выдворены из нашей страны вместе с польско-литовскими интервентами в 1612 году.

Но, как говорится, «мы их в дверь, а они в окно». Во второй половине XVII века, ознаменованной русским церковным расколом и началом западнических реформ в России, иезуиты вновь проникли в наши земли. Однако царь Пётр I, будучи западником, всё же не жаловал латинян и в 1719 году распорядился выслать всех иезуитов за границу. Но они вновь проникли в Россию при Екатерине II, однако уже «естественным путём»: в ходе разделов Речи Посполитой.


Как это ни парадоксально, но в это время, на рубеже XVIII – XIX веков именно Россия стала прибежищем иезуитов, против которых начались репрессии в самой Римско-католической церкви. Папа Климент XIV в 1773 году, исходя из чисто политических оснований, закрыл иезуитский орден, а уже годом спустя «неожиданно» скончался. Слухи о том, что он был отравлен иезуитами, опровергнуть или подтвердить, конечно же, невозможно.

В Российской империи представители иезуитского ордена продолжили свою прежнюю антиправославную политику, активно занимаясь прозелитизмом – обращением в римо-католицизм представителей российского дворянства. Разумеется, в основном ориентируясь на наиболее знатных и влиятельных деятелей. Главный католический храм Империи, собор святой Екатерины в Санкт-Петербурге, принадлежал иезуитам. Это продолжалось до 1816 года, когда император Александр I сначала распорядился выслать представителей ордена из столицы, а в 1820 году вообще из России.

АлександрИмператор Александр I. Фото: www.globallookpress.com

В итоге в российский Устав о паспортах был внесён следующий пункт:

Иезуиты ни под каким видом и наименованием не впускаются в Россию. Российские Миссии и Консульства всякий раз при выдаче паспортов едущим в Россию духовным должны требовать от них письменного объявления, что они ни по чему не принадлежат и не принадлежали к иезуитскому ордену, и о таковых объявлениях упоминать не только в донесениях Министерству Иностранных Дел, но и в самых паспортах. Высланным же из России иезуитам, хотя бы они и представили свидетельства об оставлении ими иезуитского ордена, выдавать паспорта на возврат в Россию вовсе запрещается.



Тем не менее, и до 1917 года, и после иезуиты не прекращали своей деятельности на территории нашей страны. Разумеется, проводя её подпольно. Впрочем, отношение к ним даже среди римо-католиков постепенно становилось всё менее уважительным. И, несмотря на то что в постсоветской России орден получил официальную регистрацию, с его деятельностью за последние десятилетия связан только один трагический скандал: в 2008 году в московской квартире на Петровке были убиты два клирика-иезуита Виктор Бетанкур и Отто Мессмер. Как тогда писала пресса, убийство произошло в итоге гомосексуальной оргии.

«Радужное»

Казалось бы, что общего у некогда весьма консервативного ордена, в публицистике нередко именуемого «псами Ватикана», с наиболее аморальными проявлениями современного мира? Да, иезуиты и раньше отличались особым цинизмом, однако распространялся он исключительно на врагов Римской курии. Ответ очевиден: если политические интриги становятся главными, заслоняя личное благочестие и христианские добродетели, то рано или поздно произойдёт и полное нравственное падение. Это и произошло с иезуитским орденом. Так, даже сами католики признают (цитирую активного русскоязычного блогера-католика, выступающего под ником «Ivan Renard»):

Некогда самый деятельный орден, самый католический, если можно так сказать, теперь совсем не то, что создавал Игнатий Лойола. В первую очередь, доктринально – за последние 50 лет иезуиты стали, по сути, протестантами, все ультралиберальные и чуждые католичеству идеи исходят от них (разрешение на аборты, эвтаназию, контрацепцию, разводы, однополые браки, как вишенка на торте – женщины-священницы, ну и так далее). Внешне они тоже изменились – не носят духовной одежды, не любят указывать на свой сан, всячески показывая, какие они современные и близкие к народу.



Более того, сегодняшний глава ордена иезуитов Артуро Соса Абаскаль, как и папа Франциск, является выходцем из Латинской Америки, где особенно широко распространились либерально-модернистские течения в римо-католическом богословии. В 2017 году Соса «прославился» скандальными заявлениями, согласно которым диавол является лишь «символической фигурой», выражающей зло, а женщины со временем могли бы войти в состав духовенства.

Всё это, наряду с либерально-обновленческой политикой папы-иезуита Франциска, только усугубляет отпадение не только иезуитского ордена, но и всей Римско-католической церкви от святоотеческого христианства.

Артуро СосаАртуро Соса Абаскаль. Фото: www.globallookpress.com

И в этих условиях возрождение в декабре 2018 года Патриаршего экзархата Русской Православной Церкви в Западной Европе, а также тенденция к воссоединению всех западноевропейских русских православных приходов – становятся актуальными не только для православных христиан, но и тех римо-католиков, которых не устраивает «радужный» компромисс с современным миром.

https://tsargrad.tv/articles/psy-vatikana-krasnoe-chjornoe-i-raduzhnoe-v-istorii-ordena-iezuitov_212539

2018 © ImperialNEWS.TK. All rights reserved.
  • Реклама